February 23rd, 2016

всё могло быть по другому

Зря ты дедушку не послушал.

На сегодняшний день в русском языке имя Петросяна прочно ассоциируется с плохой шуткой и никчемным комиком. И в общем то заслуженно.



Надо так же признать, что в молодые годы Петросян выступал покрепче. Не то что бы прям вот оборжаться, но как сказал один юный зритель увидев на ютубе запись с молодым, чернобелым ещё, комиком: “А папа-то у него посмешней был”.

Щас же имеем то что имеем. Выступления по которым можно изучать “как не надо” и соответствующую “славу” и репутацию в народной среде.


Так случилось, что в руки ко мне попала книжка Евгения Петросяна “Хочу в артисты”.


null

Оформленная в лучших традициях 90 (сумбурное нагромождение иллюстраций, первые 8 страниц занимает написание имени автора, по букве на страницу и т.п.) книжка представляет из себя автобиографию определенной интересности, перемежающуюся размышлениями автора о сути шучения со сцены. По этим попыткам “разъять алгеброй гармонию”, кстати, отчетливо видно, что автор никогда и не был талантливым комиком и суть юмора понимал порой крайне смутно и превратно, а вот определённого упорства и въедливости ему было не занимать.


Но хочу поговорить не о всей книге.

Сейчас я хочу привести из неё всего один короткий эпизод.

Начинал Петросян, как известно, в оркестре Утесова, и вот:


“Поздней осенью 1966 года Утесов в своем кабинете тихо сказал мне.

 – Я ухожу со сцены.

 – Леонид Осипович, дорогой! – заорал я в изумлении. – Вы же полны сил и энергии. И голос звучит так же выразительно. Нет, это невозможно…

Ответ был олимпийски спокойным, хотя этим качеством характер Утесова вообще не отличался:

 - Слушай меня, мальчик, внимательно. Если артисту удавалось что-то хорошее на сцене, то пусть люди запомнят его таким: сильным и волнующим, каким он был в лучшие свои годы. Остаться в памяти состарившимся, жалким и смешным – я этого не хочу. Не знаю, есть ли у меня мудрость, но раз я все это понимаю, я должен так сделать!

Он прожил ещё шестнадцать лет. Написал прекрасную книгу о себе и о нашем деле, сочинил стихи и статьи об искусстве эстрады, участвовал в конференциях и встречах, по-прежнему руководил оркестром, снимался на телевидение с рассказами об Одессе и о своих песнях… У него было по прежнему много знакомых, встречи с которыми доставляли ему радость. И, наконец, изредка он все-таки выходил к публике.”



К чему я это всё? Думаю понятно. Когда мудрый дедушка говорит тебе что-то начинающиеся со слов “слушай меня, мальчик, внимательно”, то надо слушать внимательно. И вовсе не для того что бы вставить потом этот мудрый совет в свои мемуары, а все-таки для того чтоб ему последовать, и не стать потом ещё одним  наглядным примером дедушкиной мудрости.