August 8th, 2012

всё могло быть по другому

Что это за человек-горящая задница?

Запись опубликована Личный блог Д. А. Кузьмичёва. Вы можете оставить комментарии здесь или в моем блоге

Я мог бы ещё долго ловить лулзов на прошлом посту. Ну да пожалуй хватит. Тем более что правильный ответ прозвучал.
Итак перед нами журнал “Маски” 1906 года выпуска.

А на его обложке ни кто иной как Хранитель Французской Булки, и Просиратель России Которую-Вы-Просрали, Их Императорское Величество Николай Второй ака “Кровавый“.
Что это с ним? А с ним пока ещё всё впорядке. Это пока всякое быдло бузит, а Император палит по кошкам и смутно подозревает о наличии русского народа.

Народец, тем временем выпускает по подвалам сотни тон сатирических журналов.
Все эти “Лешие”, “Штыки”, “Зарева”, “Буреломы”, “Пчелы”, “Нагаечки”, “Сигналы”, “Спруты”, “Бури”, “Сатириконы”
выходят пачками на бумаге для заворачивания масла (на что сами издатели шутят. что фабриканты масла грозяться заворачивать продукты в книжную и газетную бумагу). В одном питере выходило до 200 наименований.
Зачем так много журналов? Ну во первых ситуация в стране подразумевает спрос.
А во вторых (и это для наших любителей “Прекрасной-России-растоптанной-большевистским-быдлом” может оказаться нехилым сюрпризом), пока Сталин сам печатал оппозиционный газеты и всячески отжигал по революционному, в стране лютует жуткий “сталинизм”. Мало какое издание не закрывают опосля двух-трех номеров, желательно отправив редколлегию на кичу.

*Сторонники тогдашнего режима.*

Изданий от этого чего то не убавляется. Народ вертится как может. Пишет под псевдонимами, осваивает Эзопов язык (в том числе и “Эзопов язык Брайля”. Сам видел “Басню” написанную одними многоточиями). И доходит в этом порой до таких высот, что я читая текст не в состоянии понять целые обзацы, А тогдашний читатель, полагаю, злобно смеялся, “как он этого кровопийцу приложил”. Доходит эта игра в угадайку и чтение между строк порой до полного бреда. В детских иллюстрациях со свинками и слониками видят намеки на власть, в Царском Селе запрещают книжки и журналки с красными обложками, а одному изданию запретили напечатать портрет государяимператора, на поздравительном именинном панегирике.


*И это тоже политическая карикатура.*

Так что при всех ухищрениях сделать ту-ту до каторги было сказочно просто.
Приблизительный список запрещёных тем дает в журнале “Бурелом” В. В. Трофимов.

Нельзя писать о бюрократе,
Об офицерстве, о солдате,
О забастовке, о движеньи,
О духовенстве, о броженьи,
О мужике, о министерстве,
О казни, о казачьем зверстве,
О полицейских, об арестах,
О грабежах, о манифестах
Но остальное все – печать
Должна сурово обличать.
Когда ж напишешь – посмотри
“128″ и “103″.

Вот видите, вы уже не в курсах что за “128″ и “103″. А это, тем временем, такие тогдашние “282″е статьи из тогдашнего УК (если вы понимаете о чем я…)
“128″ -ст. Уг. улож., по которой привлекались к ответственности “виновные в
оказании дерзостного неуважения верховной власти или в порицании
установленных законами образа правления… произнесением или чтением
публично речи или сочинения, или распространением, или публичным
выставлением сочинения или изображения”
.
А 103 это:
“Словесное оскорбление царствующего Императора, Императрицы или Наследника Престола, угрозы Их Особе, надругательство над Их изображениями, распространение или публичное выставление сочинений или изображений, для Них оскорбительных. Деяния эти, учиненные хотя бы заочно; но с целью возбудить неуважение, влекут за собой каторгу не свыше 8 лет;”
60% “политических” шла по этим статейкам. Пойти мог и пьяный мужик матерящий в кабаке царя и чиновников, но тем по неграмотности и нетрезвости полагалась серьёзная скидка срока. Грамотных и трезвых запирали основательней, и зачастую статью использовали как самый простой повод запереть от греха подальше  “разжигающих социальную рознь” кого требовалось запереть.

Нарисовать или написать себе 8 лет каторги в формате а4 это конечно серьёзное решение в жизни.
Посему юлили. Чиновники помельче ещё встречались, на страницах, в портретном сходстве и с указаниями фамилий. С батюшкой царем было посложнее…
Пожалуй самые суровые наезды на него какие я могу вспомнить до 17го года это довольно широко известные
гржебенский “Орел-оборотень”.

И Билибинский “Осел в 1/20 натуральной величины”.

Иногда попадались и такие вот “Угадайте кто”. Ну а чё, сидит мужик газеты читает. А вон в берлин засобирался. А вы про кого подумали?

Но критиковать царя было просто необходимо! Ситуация обязывала!
Так он и стал в тогдашней прессе “Крабе” “Шмеле” “Пламенеющее Сердце” и “Шишка”.
Почему они? А почему “Шмеле”? А много ли надо народонаселению чтоб придумывать прозвища презираемому политику?
Шишкой, батюшкацарь стал огребя от японского городового саблей в репу.

Приключением в Отсу
Опечален царь с царицею.
Тяжело читать отцу,
Что сынок побит полицей.
Цесаревич Николай,
Если царствовать придется,
Никогда не забывай,
Что полиция дерется.
(В. Боцяновский)

После этого на его челе образовалась шишка, но других выводов батюшкацарь не сделал и “кончил встав на эшафот”.

“Ну сердце то это почему?!”, спросит меня нетерпеливый читатель.
А это ещё проще.
Это Витте ляпнул бастующим рабочим, чтоб те не бузили так как о них «думает пылающее сердце царя». Рабочие наверняка мало впечатались этой анатомической новостью, а вот замордованные цензурой сатирики изрядно обрадовались такому “крабе”.

Можно сотни лет рассказывать о том периоде в отечественной сатире. Было много всего и талантливых изданий и такого УГ, что под нож хирурга не западло лечь, чтоб это развидеть, кто то юлил довольно долго, кто то отправился на кичу бодрецом после второго выпуска, хотя б на годик. Потом была реакция, Первая Война, и в УГ ломонулись строем во главе с “Сатириконом”. Потом был Февраль 17 и самые острые публикации, как по мне, так потеряли свою остроту, ибо “перестройка” и всё можно, ну и порна прибавилось. Потом Октябрь 17 и сатирики поделились на Окна Роста и тех у кого есть билет на пароходик до Парижу… А если в это все ещё заглянуть со стороны личных терок “хаспод интелехентов”, как творческих и политических так и бытовых… Вобщем застрянем во всем этом ворохе навсегда.
Но все это вы и сами нагуглите без проблем. Я же, под конец, хочу глянуть на тогдашнюю ситуацию в свете, дня нынешнего. Благо параллельки имеються.

Ныне мы живем в эпоху куда как более простую. Принтер в каждой квартире, печатай любую прокламацию, любую сатиру. Но даже печатать не требуется, ибо по сети и быстрее и массовей. И нече ныть про “запреты интернета”. Вспоминая о тысчах печатных изданиях 1905-1917, с их наборным текстом, складами, громоздкими станками и полицейскими облавами, хипстерские причитания, о “удушении свобод” смотрятся… хм, даже не жалко. Слово в подходящей превосходной степени не подберу. Чуваки, вот вот власть, вот ваши айфоны с вайфаями, дерзайте. И че на выходе у “креативного класса”? “Хутин Пуй”? Постеры со Сталиным?
Помойму тока грызутся с тем же задором, что “серебряные” деятели культурки, да мировому сообществу жалуются даже по активней тогдашнего.
Не впечатляет.

Ссылка для самостоятельного ознакомления с эпохой.